1konchina-blizkogo

Во все времена, точно так же, как и сейчас, утрата родного человека, близкого члена семьи — невосполнимое горе, непоправимая беда, незаживающая боль потери, неисчерпаемая скорбь в душе. В таких трагических обстоятельствах нередко встает вопрос о необходимости каким-то образом поставить в известность о случившемся детей. А может, для них выдумать щадящую историю, которая бы объясняла исчезновение необходимостью уехать в командировку, на опасное задание, срочный переезд в другой город для присмотра, скажем, за внезапно заболевшим троюродным дядей? Или все-таки мягко сказать правду о случившемся? Если «да», то как, когда и кому это лучше и правильнее сделать?

Нередко родители или родственники в целях снизить у ребенка уровень стресса, интенсивность переживаний, пытаются, насколько это возможно, оградить детей от происходящих трагических или скорбных событий. Они выбирают тактику замалчивания и не сообщают ребенку горькую правду до определенного, как правило, взрослого возраста.

На самом деле, когда взрослые члены семьи или родственники лгут ребенку, даже из «хороших побуждений», ребенок подсознательно очень тонко это чувствует. Вследствие возникающего противоречия между собственными ощущениями и тем, что говорят ему взрослые, детская картина мира претерпевает мучительное интенсивное болезненное искажение, его мировосприятие значительно деформируется, что влечет нервные расстройства, резкое повышение тревожности, возникновение патологических страхов, нарушений сна, эмоциональную заторможенность, уход в себя.

Ребенок словно зависает на неопределенное время в пагубном состоянии неизвестности. Взрослым крайне важно знать, что в подобном состоянии у ребенка обычно возникают и невротически закрепляются два основных, противоположных по своей сути патологических умозаключения:

1.Я плохой недостойный ребенок, поэтому папа (в случае его кончины) покинул меня. Я никчемный человек, я должен отказаться от развлечений, игрушек, сладостей. За свою вину я должен быть наказан (речь идет о подсознательном детском психическом самонаказании как фундаменте развития в будущем различных форм неврозов).

2. Папа плохой, он никогда меня не любил и не любит, поэтому решил бросить меня, уйти и забыть. Если даже родителям не нужны их дети, стоит ли доверять такому жестокому бездушному холодному миру? Оказывается, мир опасен? Любой в этом мире может оказаться лжецом и предателем? Никому и никогда нельзя верить?

Эти два типа детских психоэмоциональных реакций являются наиболее частыми при придумывании для ребенка ситуации с «таинственным исчезновением» близкого человека. Поэтому такое поведение взрослых крайне нежелательно. У каждого из этих двух типов реакций есть несколько столь же патологичных вариантов. Тем не менее, они все имеют общий смысл, заключающийся в том, что у обманутого ребенка со временем постепенно формируется и развивается негативное, отрицательное, малоценное отношение к себе как к личности, возникает нелюбовь к себе, самоотвержение. Кроме того, у него формируется негативизм, отвержение, недоверие к самому ближайшему его окружению, а также к миру в целом. Фундаментальная детская потребность в доверии пресеклась на корню. Поэтому, возьмите за правило, никогда этого не допускать.

О факте кончины одного из родителей, близкого человека или члена семьи ребенку нужно сказать сразу, как это случилось. Если вы раскроете эту информацию спустя недели, месяцы или годы, детская психотравма, обоснованная трагичностью самого известия, осложнится болезненными переживаниями обиды, гнева и агрессии на скрывающих правду родственников.

Итак, кому-то из взрослых нужно сообщить об этом трагическом событии ребенку. Кто это лучше может сделать?

Конечно, эту непростую задачу лучше всего осуществить очень близкому для ребенка человеку, с которым у ребенка сложились, желательно уже давно, доверительные, теплые, позитивные отношения. От этого человека должна исходить постоянная забота и эмоциональная поддержка ребенка, тогда детская адаптация к новым морально непростым жизненным условиям будет менее болезненной и трудной, а психологическое принятие трагического факта не станет критично травмирующим.

Во время самого разговора важно телесно поддерживать ребенка: часто к нему прикасаться, дотрагиваться, взять его за руки, обнять, прижать, осторожно положить его голову себе на плечо или на грудь. Суть в том, что так ребенку легче подсознательно ощутить, что он не одинок, его любят, поддерживают, разделяют с ним его переживания, понимают их. Он не останется один, и о нем будут по-прежнему заботиться. Но сейчас ему тяжело, это нормально для такой ситуации. Кроме того, стоит помнить о необходимости, чтобы ребенок вышел из этого разговора без чувства собственной вины в случившемся.

2konchina-blizkogo

Эмоциональные реакции и переживания ребенка при столкновении с реальностью.

В различных возрастных периодах у детей возникают совершенно разные реакции на подобные трагические события: от непонимания и неверия до глубокой депрессии. В момент сообщения о трагедии ребенок вполне может проявить не присущую ему агрессию к близкому человеку, говорящему ему горькую правду. Такая реакция не считается патологией, это начало необходимого для детской психики процесса переживания горя. Если этот процесс тормозится или каким-то образом подавляется, то он уходит вглубь, на подсознательный уровень, где патологически трансформируясь, он начинает бесконтрольно и неуправляемо искажать нормальное развитие детской психики. Поэтому горе должно быть вовремя пережито, даже ребенком.

Дети-дошкольники очень расплывчато понимают смысл понятия смерти. Они считают, что никогда не умрут и будут всегда жить на свете. Смерть для них малопонятна. Уход из жизни — некая пугающая фраза, почти не связанная с реальностью. К тому же, в этом возрасте, они, как правило, сильно эмоционально привязаны к обоим родителям. В силу этого, если трагедия случается с одним из них, ребенка начинает преследовать интенсивный постоянный страх. Он начинает думать, что без почившего родителя ему угрожает некая жизненная опасность, ему может становится внезапно беспричинно очень страшно, временами возникает паника. Для снижения интенсивности таких симптомов при разговоре об ушедшем родителе или родственнике ведите себя максимально тактично, аккуратно, доброжелательно, тщательно подбирайте слова и говорите с ребенком на простом, понятном ему языке. При любом виде детской реакции не стыдите и не ругайте ребенка, мягко его успокойте, насколько это возможно, и скажите, что жизнь, несколько изменившись, все равно будет продолжаться.

После 6 — 7 лет, а также в подростковом возрасте дети в такие тяжелые минуты, часы, дни выбирают одиночество. Им нужно побыть наедине с собой по многим причинам. По-новому осознают и переживают воспоминания, анализируют и переоценивают свои прошлые поступки и высказывания, задумываются о своих сделанных ошибках, борются с собственным чувством вины, прощаются с планами, которым не дано осуществиться, переживают новое тяжелое ощущение непоправимости произошедшего. Кроме того, у них происходит частичное изменение внутренней системы ценностей, трансформируется философская картина мира, многие понятия приобретают новый смысл или утрачивают старый, возникают доселе неизвестные ощущения и чувства, как позитивные, так и негативные. Для этой титанической работы детской психики необходимо, конечно, время и время немалое. Дайте его ребенку. Но вместе с тем, покажите ему, что вы всегда рядом, если возникнет необходимость о чем-то спросить, поговорить, помочь.

3konchina-blizkogo

Если в это время у ребенка появляется панический страх потерять оставшихся членов семьи или близких, мягко и рационально переубеждайте его. Тепло и дружелюбно заверьте, что сейчас не стоит за кого-то сильно опасаться, потому что реальной опасности нет. Конечно, наша жизнь наполнена и приятными, и трагическими событиями, но надо жить дальше, закаляясь, адаптируясь и принимая все повороты судьбы.

Когда член семьи или близкий родственник почил вследствие какого-либо заболевания, ребенок под впечатлением трагического исхода может начать бояться любой болезни без разбора. Тогда крайне важно аккуратно убедить его, что все люди иногда заболевают, но, как правило, со временем, после лечения, наступает выздоровление. Здесь можно доброжелательно напомнить ребенку, к примеру, о недавно перенесенном им гриппе или о прошлогоднем переломе руки. Ведь он выздоровел, как и большинство людей, и все обошлось благополучно.

4konchina-blizkogo

Понять и принять потерю близкого человека.

Не забывайте, что ребенку чрезвычайно важно и необходимо понять и принять тяжелый для его психики сам факт потери члена семьи или близкого родственника. Чтобы облегчить это осознание, позвольте ему ощутить в вас заботу, понимание, сочувствие, поддержку, заботу, принятие, любовь, то есть то, что он сейчас опасается потерять больше всего.

В тяжелый момент осознания произошедшего, постарайтесь разделить с ребенком любую его эмоциональную реакцию, не оценивайте ее, проявите терпение, понимание, выдержку и сочувствие. Ни в коем случае не пытайтесь в это время учить ребенка, как теперь ему следует себя вести, не подавляйте проявлений его эмоций и чувств, иначе в будущем это приведет к нервной патологии.

В ситуации, когда ребенок еще недостаточно владеет речью для правильного выражения своих чувств, попросите его нарисовать цветными карандашами на листе бумаги то, что он ощущает, о чем переживает, как «выглядят» его эмоции. Для дальнейшего психического здоровья ребенок нуждается во всевозможном выражении своих чувств, опасений, страхов, переживаний так же, как и взрослый. И ему так же важно сочувствие, понимание, участие и эмоциональная поддержка.

Взрослым стоит понимать, что в это скорбное для семьи время ребенку любого возраста важно ощущать себя не просто «не одиноким», а нужным. То есть он должен физически и эмоционально ощущать, что в нем нуждаются, что его участие и поддержка необходимы семье, так же, как и ему нужна помощь семьи. Такая взаимная эмоциональная связь отношений способствует глубокому сплочению внутри семьи и помогает легче пережить горе.

3konchina-blizkogo

Кроме вышесказанного, стоит учесть, что взрослым крайне нежелательно проецировать испытываемые им тяжелые чувства и эмоции утраты, скорбные мысли и переживания на неокрепшую детскую психику. Если ребенок рядом, нельзя позволять себе постоянные истерики, громкий плач, стенания, причитания или, наоборот, уход в себя и длительное молчание. Такое поведение взрослого разумного человека способно серьезно напугать ребенка, дополнительно его психологически травмировать. Он может начать чувствовать себя никчемным, лишним, отвергнутым, ненужным, не заслуживающим доверия и неспособным помочь. Не совершайте подобной ошибки. Насколько это возможно, сконцентрируйтесь на ребенке, на общении с ним и заботе о нем.

Помните, что, как правило, период острого переживания горя у ребенка бывает значительно короче по времени, чем у взрослого человека, причем этот период характерен частой сменой настроения и эмоций, нередко противоположных (плач -смех). Однако, при возникновении жизненных обстоятельств, вовлекающих его в горестные воспоминания, его психологическая травма и связанные с ней переживания вновь напоминают о себе («В школе на дне физкультуры для участия в эстафетах все пришли с папами, а я — с дедушкой»). Дальнейшее рассмотрение и развитие данной темы в несколько другом русле нормы и патологии мы продолжим в нашей следующей статье «Нормальные и патологические реакции ребенка на кончину близкого человека».

Таким образом, хотим заключить, что в подобных трагичных жизненных ситуациях, никогда не стоит создавать видимость отсутствия проблемы. Не нужно ничего прятать, скрывать, утаивать, обманывать. Всем: и детям, и взрослым — необходим определенный период времени для того, чтобы научиться нормально полноценно жить без почившего близкого человека. Конечно, эмоциональное потрясение останется и никогда не забудется, как не сотрется из памяти собственная эмоциональная реакция и реакции других людей. Но описанные тонкие психологические моменты, важность которых трудно переоценить, предотвратят развитие и фиксацию целого ряда нервных расстройств, которые могут проявиться и заявить о себе даже много лет спустя.

Статья написана по заказу Психомира.